Разница: 2018-10-12 11:27:52 и 2018-12-17 08:09:27 = 0 + 4

Бизнес на грибах и ягодах выведут из тени?

Бизнес на грибах и ягодах выведут из тени? Ягодные поляны, грибные деляны, сибирские кедровники. Государство собирается стимулировать сбор дикоросов и вывести этот рынок из тени. Потенциал отрасли огромен: одни только сборы грибов могут приносить стране десятки миллионов долларов, при условии, что удастся грамотно наладить экспорт. Пока в России легально собирают лишь мизерную часть того, что дарит природа, перерабатывается – и того меньше. Можно ли превратить сбор грибов и ягод в прибыльный бизнес и что для этого нужно?

Органические продукты, высокие технологии и самозанятые - всё это предлагается объединить в одну систему и возродить масштабную сеть пунктов приема дикоросов: грибов, ягод, шишек. Законопроект об этом недавно внесли в Госдуму. Его разработали в Комитете по природным ресурсам. Уже подзабытые советские заготовительные конторы и общества потребкооперации предлагают возродить на новом техническом уровне. Сама организация сумела пережить СССР и продолжает работать по всей стране, но размах уже не тот. Поэтому вместо прежних складов, куда сдавали ягоды и грибы, предполагается возводить высокотехнологичные центры обработки и хранения даров леса. Расчёты с грибниками хотят перевести на безнал, создав для них персональные электронные карты пайщика. При этом все необходимые инвестиции рассчитывают окупить, в том числе и за счет увеличения экспорта. Законопроект не только позволит легально зарабатывать тем, кто собирает дикоросы, но и даст импульс для развития малого предпринимательства по всей стране.

Об этом в эксклюзивном интервью РБК рассказал автор инициативы, депутат Госдумы Николай Николаев:
«На протяжении многих лет есть норма в Налоговом кодексе, которая определяет, что доход от продажи грибов, ягод, так называемых дикоросов, не облагается налогом. Но Лесной кодекс определяет, что человек, который собирает недревесные ресурсы, может это делать только для собственных нужд. И мы устраняем это противоречие между Лесным и Налоговым кодексами. Например, в Хабаровском крае семья из трех человек, которая собирает и сдает папоротник-орляк, может заработать где-то 8-10 тыс. рублей в день. Это немаленькие деньги. Конечно, надо делать поправку на сезонный характер этого заработка, но, тем не менее, это серьезные возможности для семей, особенно в деревнях, дальних поселках. Мы говорим о возрождении потребкооперации, о возможности людей зарабатывать деньги.
В случае принятия этого закона, также будет получен определенный импульс для развития малого предпринимательства. Такие успешные модели работы предпринимателей в регионах есть. Например, в Томской области есть целый ряд перерабатывающих предприятий, небольшие компании, которые работают с населением и создают необходимую инфраструктуру. Мы рассчитываем, что после принятия этого законопроекта то же самое будет в масштабе всей страны. Это дает возможность и регионом направлять определенные средства для развития малого предпринимательства, и самим предпринимателям развиваться.
Если говорить о регулировании, то можно говорить только о регулировании предпринимательской деятельности. Ни в коем случае нельзя дополнительно нагружать граждан каким-то платежами, поборами и так далее. Есть нормы Налогового кодекса, они работают и должны работать. Человек, который занимается таким приработками, не должен дополнительно обременяться. Предпринимательская деятельность по переработке, по закупке будет облагаться налогом в рамках действующего законодательства. Здесь ничего нового и дополнительного ни в коем случае нельзя ни придумывать, ни вводить, всё уже есть.
Нам нужно дать возможность развития этой отрасли, и потенциал огромен. По оценкам, это порядка 7,5 млн тонн. Мы используем всего где-то от 1 до 3%. Спрос на дикую продукцию российскую колоссален».

Потенциал для увеличения экспорта действительно есть. Так, по данным Федерального агентства лесного хозяйства, биологические запасы дикоросов в России составляют почти 13,5 млн тонн в год (имеется в виду все ягоды и грибы, которые есть в российских лесах). Половина этих богатств растёт в труднодоступных местах, другую половину можно собрать и переработать, но в коммерческий оборот попадает всего 5% этого объема, а за границу попадает чуть больше 1%. При этом восток и запад страны имеют свои специализации и рынки сбыта. Так, в европейской части России занимаются заготовкой грибов, ягод и березового сока, в азиатской главный товар – это орехи.

По закону, заниматься заготовкой дикоросов в промышленных масштабах можно только на специально арендованных участках. Таких в России – 348, большинство – в Сибири и на Дальнем Востоке. Их общая площадь – чуть менее 3 млн гектаров. Больше всего на них заготавливают кедровые орехи. По данным Федерального агентства лесного хозяйства, это свыше 7000 тонн в год. При этом парадокс: на экспорт за последние два года было продано почти в 3 раза больше, 25000 тонн. В деньгах это примерно 21 млн долларов. Ягод на продажу официально собирается 1400 тонн, а за границу поставляется в 7 раз больше. Вывод: значительная часть сбора дикоросов остается в тени и не попадает в официальную статистику. В целом экспортный потенциал этого рынка эксперты оценивают в 133 млн долларов.

Сколько от этих богатств перепадает простым деревенским жителем, посчитали в межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение». По их оценкам, в Томской области на сборе ягод и грибов за лето можно заработать как минимум 70000 рублей, если повезёт 150000 рублей, средняя зарплата в регионе – около 40000 в месяц. Это заметный дополнительный заработок. То есть усредненный грибник способен выйти на уровень дохода продавца в магазине, а удачливый – менеджера.

Сходить в лес по грибы - что может быть проще? Но разобраться, как это нужно делать в России легально и без риска нарваться на штрафы, гораздо сложнее, чем отличить сыроежку от мухомора. Так, по Лесному кодексу, граждане могут бесплатно взять в лесу столько грибов, сколько смогут унести, но если попытаетесь продать хотя бы один из них, рискуете получить штраф за браконьерство, поскольку собирать грибы в коммерческих целях можно только на специально арендованных для этого лесных участках. Как устранить эту коллизию, а заодно и пополнить бюджет, два года назад предлагали власти Владимирской области. Там собирались обязать грибников получать патентные лицензии, причем платные. В поддержку инициативы высказывались и в Минсельхозе. Но когда газеты вышли с заголовками «В России появится налог на грибы», идею положили в стол.

Не просто с дикоросами и бизнесу. На полках в супермаркете белые грибы и шампиньоны лежат рядом, но тот, кто вырастил грибы на фабрике, заплатит НДС по льготной ставке 10%, а за грибы из леса – полноценные 18%. По закону, в одном случае мы имеем дело с продуктами, а в другом – с лесными ресурсами, по которым скидка не полагается.

Можно ли превратить сбор грибов и ягод в официальный прибыльный бизнес и нет ли риска, что вся эта предпринимательская деятельность будет зарегулированной, в студии РБК рассказали Юрий Плюснин, профессор кафедры местного самоуправления Высшей школы экономики, и Сергей Коршунов, председатель правления Союза органического земледелия.

- Для кого этот законопроект прежде всего разработан: для частников, которые собирают по десять корзин грибов, для малого предпринимательства или для крупных заготовительных контор? Или для того, чтобы вывести людей из серой зоны деятельности?

Коршунов: «Законопроект нужен, прежде всего, для того, чтобы установить систему заготконтор, потребкооперации в тех регионах, где либо местные, региональные власти, либо крупный бизнес, который сегодня организует эту заготовку, не справляются или просто отсутствуют. Плюс дать возможность легальным, законным путем обычным гражданам получать дополнительный доход от лесных ресурсов. Это огромный потенциал, который сейчас не используется».

- Я беседовала с Михаилом Вишневским, главным грибником, и он сказал: «Неужели вы думаете, что бабушка будет платить какие-то налоги, выходить из тени? Она спокойно сидят вдоль дороги, продаст свои два ведра этих грибов, заработает копеечку и будет счастлива».

Плюснин: «Если этот законопроект предназначен для восстановления, возрождения заготконтор, которые были в советское время и были эффективным, то это хорошо, и он может иметь будущее. А если он направлен на тех людей, которые собирают и продают грибы при дорогах, соседям или кому-то еще, то, естественно, что у этого законопроекта будущего нет. Я давно уже и говорю, и пишу, что Россия – единственная страна в мире, где у населения имеется народный ресурс, не контролируемый государством, - это лес. Народ может использовать ресурсы леса по своему усмотрению».

- Если я собрал грибы для себя – это одно, но если у меня есть излишек, то продать его я не имею права. Разве законопроект не помогает людям, которые собирает 20- 40 корзин грибов, 40 ящиков ягод, шишек, продать официально, не боясь, что к нему дверь постучит налоговая?

Коршунов: «Если мы продаём собранные грибы на улице где-то, по друзьям или на дорогах, то законопроект эту область деятельности не регулирует. Но если лес используется для заработка действительно значимого дохода, тот объем дикоросов, который собирается, нужно продавать куда-то на заготовку, на последующую переработку. Это не всегда возможно, потому что не везде такие конторы есть, и их нужно восстанавливать».

- У нас во многих регионах люди могли бы зарабатывать таким способом. Это могло бы стать серьезной статьей доходов, если бы была централизованная покупка.

Плюснин: «Во многих регионах заготконторы практически отсутствуют, они разрушены или сами вымерли. И если этот законопроект направлен на восстановление этой системы, это очень правильно, верно.
Жители крупных городов – это четверть населения, жители провинциальной России – это три четверти населения. Для жителей крупных городов - это единичные случаи, для них такой законопроект не имеет никакого значения, он даже не заметит. Для жителей сельской местности – это, вообще говоря, анекдот».

- Налоговая, конечно, в лес не пойдет и не будет ходить за каждым грибников, но если предложить этому грибнику возможность продать собранные грибы по разумной, хорошей цене?

Плюснин: «Он и так их продает в 3-4 раза дороже, чем заготконторам. Повсеместно придорожная торговля. Она очень эффективна. Средний доход сельского бюджетника – примерно 150- 200 тыс. рублей в год. Из леса семья выносит в 3-4 раза больше за два месяца: начиная с ягоды, земляники, и кончая опятами, от июня и до октября. Тот, кто выносит и трудится, имеет большой доход, который мы не можем оценить. Это, действительно, очень большой источник дохода для населения, и государству не нужно сюда вмешиваться вообще».

- Говорят о государственной поддержке, государственных субсидиях, но уже сейчас есть предприниматели, которые заготавливают, покупают грибы, ягоды, орехи. Не получится ли некоторого конфликта интересов?

Коршунов: «Конфликта интересов действительно серьёзного не получится, потому что есть регионы, которые в принципе еще не охвачены, где таких заготконтор практически нет. В Башкирии, Томской области, в европейской части – Белгород, Пермь, там действительно заготовка идет, но в большинстве регионов это не налажено. И вот там и бизнес, и жители могут с законодательной инициативой, с региональной государственной поддержкой эту потребкооперацию возродить. И тогда мы можем получать продукт, который будет реализовываться и в розничных сетях внутри страны, и пойдет на экспорт. Наш потенциал огромен».

- Вы согласны с такой оценкой, когда говорят о сотнях миллионов долларов?

Плюснин: «Цифры могут быть гораздо больше.
Это будет выгодно населению. Те кооперативы полулегальные или легальные, которые существуют сейчас, заготконторы, они же притягивают людей. Людям нужны такие заготконторы. Они же сдают туда ту же самую клюкву, грибы, в 3-4 раза дешевле, чем они могут продать у дороги, чем могут продать соседу, а, тем не менее, сдают».

- А государство что получит от этого?

Плюснин: «Государство не должно этих людей, всё наше население, извините, кошмарить вот таким законом. Оно должна инициировать и поддерживать эти формы бизнеса, эти формы предпринимательства. Не пытаться контролировать простых людей, а создавать условия для того, чтобы они приходили в заготовительные пункты, продавали продукцию по-хорошему рыночным ценам, и тогда государство получит плюсы Как только вы собираетесь взять по копеечке со всех, вы ничего не получите. Вы возьмете с немногих, которые концентрируют ресурсы, и гораздо больше, чем планируете».

Коршунов: «Оно получит плюсы в виде этих заготконтор, которые будут вести прозрачный, понятный бизнес и смогут платить налоги, но с той добавленной стоимости, которая возникнет в процессе переработки.
Принимать закон надо однозначно. В текущей ситуации любую возможность получения живых денег в убыточных, бедных регионах надо использовать».

Итак, легализация самозанятых – тема важная, но еще долго не будет терять свою актуальность. Государство уже несколько лет разными способами пытается вывести деятельность таких граждан из тени, но пока результаты минимальны. Предложение возродить в России заготовительные конторы для приема от населения и переработки ягод, грибов, орехов, собранных в лесах разумно. Это как раз тот случай, когда можно экономическими методами легализовать самозанятых. Главное – чтобы продажа собранных даров леса была им выгодна. Только в этом случае можно рассчитывать на стабильные объемы и отборные плоды, а государству на дополнительные налоговые поступления. Ну а для начала тему лучше запустить в тестовом режиме в нескольких регионах, и главное – не зарегулировать.