Разница: 2018-09-12 12:52:03 и 2018-11-17 14:12:40 = 0 + 5

Жаркое лето 2018: какой будет урожай?

Жаркое лето 2018: какой будет урожай? Жаркое лето в Европе и, как следствие, засуха привели к значительным потерям урожая во многих странах. Жара не обошла и Юг России. Прошлогодних рекордов по сбору урожая точно не будет. Как справляются аграрии и следует ли опасаться роста цен? Подробнее - в специальном репортаже информационного канала ВЕСТИ.



Это Кубань, земля, которая кормит далеко не только всю Россию. Здесь растет практически всё: помидоры, картофель, свекла, соя, кукуруза, подсолнечник, ячмень, ну и, конечно, главная царица культур — пшеница. Каждая восьмая тонна российского зерна всходит на кубанских полях. В прошлом, рекордном по урожаю году с каждого гектара собирали по 65 центнеров зерна.

Механизатор Виктор Гришко за руль первого комбайна сел в 1980 году. Для него это уже 38 уборка урожая, но так тяжело, как этим летом, не было еще никогда. Машина, конечно, теперь совсем другая, но от солнца и зноя не спасают даже кондиционер и герметичная кабина.
«Сейчас засуха такая, что почва совсем по-другому выглядит. Ну и нагрузка на трактор и на комбайн, конечно, возрастает. Такой жары я не помню. С самой весны и до конца августа», - сообщил комбайнер.

Подсолнечник - одна из самых неприхотливых культур. Хотя именно пропашным, чувствительным к влаге и питанию, от погоды досталось больше всего. Норму по валовому сбору на этом подсолнечном поле, пожалуй, выполнили. В прошлом году здесь собрали 25 центнеров с гектара, но качество не очень хорошее. В сельском хозяйстве, как и тысячу лет назад, природа сильнее человека.
Сергей Нежута, управляющий отделением: «Влаги не хватило налить корзинку и чтобы зерно было выполнено. Мы все сделали, что могли: междурядную культивацию, глубокое рыхление междурядий. Мы рыхлим почву для того, чтобы создать мульчу на поверхности почвы, чтобы не было трещин и влага не испарялась».

Такого лета на Кубани не было давно: уже в апреле под плюс 30 градусов, к лету температура доходила до 47 в тени. Да только в тени эти поля не бывают, вот и пришлось сажать семена буквально в раскаленную землю.
Дмитрий Дубовиков, директор растениеводческого хозяйства: «В период закладки урожая в июне были максимальные температуры. Почва прогревалась до 77 градусов на поверхности».

В сельском хозяйстве все взаимосвязано. Хуже растет урожай - меньше корма для скота, а значит в потенциальном дефиците уже не только хлеб или овощи, но и птица, яйца, а также вся молочная продукция.
Дарья Горских, управляющая фермой: «Каждое животное съедает в день примерно 50 килограмм кормосмеси. Продуктивность напрямую зависит от кормов, их качества и времени уборки».
Эти коровы в общем-то неприхотливы. Силос, сено, солома. Запасов на ферме на нынешний сезон точно хватит, но вот с погодой и тут справляются с трудом.
«Животным в жаркий период очень трудно, так как у них создается тепловой стресс. Мы пытаемся максимально улучшить их условия содержания: устанавливаем орошение, вентиляторы. Но, к сожалению, все равно животные теряют продуктивность: в летний период снижение до 5 килограмм», - рассказали на ферме.

Из-за жары на Кубани корректируют прогнозы по урожаю. Кукурузы планируют собрать вместо 75 центнеров с гектара около 40, чуть меньше потери в сое - 14 центнеров вместо 20.
Сложной будет уборка сахарной свеклы. Но аграрии уверены: дефицита не будет. В этом году удалось выйти на качественно новый уровень сбора урожая. Сахаром склады забиты еще с прошлого года. Вместо многолетнего импорта, Россия его теперь поставляет.
По главным культурам — ячменю и пшенице — пусть и локальные, но снова рекорды.
Николай Артющенко, глава Усть-Лабинского района Краснодарского края: «Получили исторический максимум в урожайности и самое главное — в валовом сборе. 361 тыс. тонн собрали наши земледельцы с площади более 50 тыс. гектаров. В условиях этого тяжелейшего засушливого года наши земледельцы сумели отреагировать своевременно и получить от культур максимальный выход продукции».

Уборка урожая - это только первый этап. Еще до прилавков в магазине, выпечки хлеба и даже помола муки, зерно нужно куда-то сложить. И вот тут то самое тонкое место системы, которое, если вовремя не сориентироваться, может порваться. Вот это линия стандартного элеватора. Она принимает до 80 тонн зерна в час, и больше ее не загрузить.

В 2016 году, по данным Российского зернового союза (РЗС) из 116 миллионов собранных тонн отправить на хранение в зернохранилища смогли лишь половину. Потерь избежали благодаря экспорту и быстрой переработке. Но урок усвоили.
На этом элеваторе Владимир Пигорь работает уже 35 лет. По его словам, этим летом удалось добиться идеальной слаженности в работе с производителями: зерно пришлось одновременно принимать с полей и отгружать в железнодорожные составы.
Владимир Пигорь, главный инженер элеватора: «Проводились ежедневные планерки с поставщиком урожая, на которых решались объемы работ на следующий день, качество зерна, планировалось количество автотранспорта. Сырое зерно мы практически не принимали».

Жара заставила работать быстрее даже в нечерноземных областях. Если вовремя не срезать колосья, пересушенные зерна упадут в землю, потому и нагрузка на элеваторы выше. Убирать урожай пришлось на 2 недели раньше срока.
Ольга Абрамова, министр сельского хозяйства Удмуртской республики: «Средняя по региону урожайность - около 22 центнеров с гектара. Неплохая урожайность, и мы надеемся, что по текущему году мы закроем все потребности в фуражном зерне для КРС и, конечно, обеспечим себя собственными семенами».

Но как в условиях аномальной жары удается достигать таких результатов? Этот путь начали еще 8 лет назад, когда сельское хозяйство получило новые субсидии, льготные кредиты и полноценную госпрограмму. А еще раньше сами аграрии взялись за полный цикл производства.

Еще в 2015 году из российских семян выращивали только 66% объема кукурузы, 47% картофеля и 35% свеклы. Говорили даже о так называемой «семенной игле» — это когда урожай получается хорошим, но сырье для будущего все равно приходится закупать.
Николай Газаров, и.о. Директора предприятия семеноводства о получении нового семян кукурузы: «Агрономы выращивают на полях гибридизации, следят за тем, что происходит, после этого мы убираем семенной материал початкоуборочными комбайнами, завозим его на кукурузо-калибровочный завод, очищаем от нетипичных, больных початков, убираем обертки, сушим в камерных сушилках, обрушиваем и вот этот семенной материал — это стартовый, начальный этап к производству».
Это одна из крупнейших селекционных лабораторий России. Каждый год здесь создают по два гибрида семян. Николай Газаров говорит, что когда начинали, соревноваться было почти не с кем: советская система была утрачена, а чтобы вывести один новый сорт, нужно от 7 до 9 лет. Всего сортов теперь 29. Вот и получилось, импортозамещение, причем покупают эти семена не только в России, вплоть до Тюмени до Новосибирска, но в нынешнем сезоне пробные партии отправили в Анголу и Нигерию.
«Наша селекция работает в том направлении, чтобы не только получить заведомо высокий урожай, но чтобы к определенным срокам влага отошла, и была технологичная уборка, а также чтобы постепенно освободить рынок не только от некондиционных семян, фальсификата. Мы успешно конкурируем с иностранными компаниями».

Сельхозоурожай нынешнего года будет меньше предыдущего на 15%. В хранилище поступит от 100 до 110 млн тонн зерна. Примерно половина этого объема — 52 млн тонн — в 2017 ушла на экспорт. В этот раз продать планируют чуть больше 40 млн.

И грядущий дефицит напугал трейдеров. 30 июля на Чикагской зерновой бирже фьючерсы на пшеницу обновили трехлетний максимум. А еще через неделю цена за бушель зерна достигла 593 долларов.

Илья Березнюк, эксперт аграрного рынка: «В некотором роде есть и большой плюс для аграриев в отношении финансовой составляющей. Если в результате рекордных урожаев, например, в декабре прошлого года цена за тонну пшеницы в ряде регионов падала до 170-180 долларов, то сейчас экспортная цена в среднем по России достигает 233 долларов за тонну, что является очень хорошим показателем. По сути, мы собрали меньше, а в денежном эквиваленте соберем, возможно, и больше, соответственно и экспортируем больше».

А если учесть временной люфт между сбором зерна и изменением объемов экспорта, то продавать по новым ценам сегодня можно прошлогоднее зерно. Переходящих запасов в России около 20 млн тонн.

Станислав Хапилин, начальник отдела по связям с общественностью Южного таможенного управления ЮТУ ФТС РФ: «За 7 месяцев 2018 года физические объемы экспортных поставок пшеницы в регионе деятельности ЮТУ превысили 20 млн тонн, что на 75% больше объемов аналогичного периода 2017 года. Стоимостные объемы увеличились на 79%, составив 3 млрд 750 млн долларов. На ЮТУ в текущем году приходится более 86% физических объемов российского экспорта пшеницы».

Главный импортер российской пшеницы – Египет. В прошлом году в страну поставил 7,8 млн тонн зерна, более половины потребности местного рынка. В этом году экспорт вырастет на треть. Крупные поставки идут в Турцию (2,9 млн тонн), Азербайджан (1,2 млн тонн), Судан (1,4 млн тонн), Нигерию (1,38 млн тонн), Йемен (1,4 млн тонн), Индонезию (1,2 млн тонн) и Бангладеш (1,9 млн тонн). В 26 раз, до 1,5 млн тонн, в этом году выросли поставки во Вьетнам. Около 500 тыс. тонн, несмотря на крупного экспортера в соседях, от России принимает Мексика. А в начале июля впервые за 8 лет партию зерна купила Бразилия.
Евросоюз с контрактами на поставку пока не спешит, но все может измениться. Погода испытывает Старый Свет на прочность уже не первый год. Дождливое лето 2016 года сменилось знойным 2017, затем пришли аномальные холода и снегопады, а теперь вернулась засуха.

Йоахим Руквид, Президент ассоциации немецких фермеров: «Урожай этого года уже ниже среднего уровня прошлого года. Этот год очень плохой. Во многих землях Восточной Германии фермеры потеряют от 50 до 70% дохода. Для зерновых потери оцениваются в 1 млрд 400 млн евро. Гибель урожая рапса оценивается в 30%. С урожаем кукурузы тоже есть проблемы. У фермеров нет запасов корма для животных на зиму».


Немецкие фермеры уже потребовали 1 млрд евро на покрытие убытков. По данным Европейской ассоциации производителей фруктов и овощей, регион ждет самый скудный урожай за последние 40 лет. Американский Минсельхоз понизил прогноз урожая в Европе на 7,5 млн тонн.
Из-за нехватки корма отправляют крупный рогатый скот на бойню. На знаменитых заливных лугах Швейцарии так сухо не было с 1921 года. А ведь каждой из 40 тыс. местных коров нужно 150 литров воды в сутки.
Американские же фермеры несут потери от торговых войн. Эксперты оценили ущерб в 39 млрд долларов.

Дмитрий Рылько, генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР): «На Дальнем Востоке китайцы весьма заинтересованы в том, чтобы покупать нашу сою. Это, конечно, очень небольшой объем, по сравнению с колоссальными китайскими потребностями, но, тем не менее, здесь для нас есть определенные перспективы. Если в целом, стратегически посмотреть на ситуацию, то Китай должен задуматься, являются ли США надежным партнером. Они очень много импортируют из США всевозможной сельскохозяйственной продукции, хотя в последние месяцы достаточно серьезно разворачиваются в сторону других регионов, в т.ч. России».

Впрочем, соевые рынки для России пока лишь перспектива — объемы не велики, зато вместе с пшеницей растут поставки ячменя. Крупнейшими покупателями — Саудовской Аравии и Турции — в этом году уже отправили в три раза больше зерновых. Экспорт в Иран и Иорданию вырос в 1,5 раза.

Игорь Березнюк, эксперт аграрного рынка: «Выигрывают здесь не только производители зерна, но и инфраструктура, поскольку бенефециром, выгодополучателем, являются в т.ч. наши перевозчики: те, кто владеет зерновозами, портовая инфраструктура. Они, действительно, уже второй сезон очень неплохо зарабатывают. И эти деньги будут инвестированы в развитие этой инфраструктуры».

По прогнозам Минсельхоза, доходы от экспорта аграрной продукции в этом году могут составить рекордные 22 млрд долларов. Если темпы не изменятся, то к середине 20-х русских хлеб сможет приносить стране не меньше, чем газовый экспорт.