Разница: 2018-11-20 14:30:32 и 2018-12-17 07:36:56 = 0 + 26

Прогноз эксперта на урожай 2019 года: что выгодно сеять и какие будут цены?

Прогноз эксперта на урожай 2019 года: что выгодно сеять и какие будут цены? Нынешний сельскохозяйственный сезон заставил алтайских аграриев основательно поволноваться. Сегодня всех беспокоят одни и те же вопросы: как подготовиться к новому сезону и какие принимать стратегические решения? На эти и другие вопросы в программе «Хлебный край» телеканала КАТУНЬ 24 ответил генеральный директор московской аналитической компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко.



- Какие неожиданности были для вас в нынешнем сезоне? Что случилось вопреки всем прогнозам, которые Вы делали на зимний зерновой конференции в Белокурихе?

Главное, что можно отметить, – в европейской части России была засуха, очень жесткая и серьезная на Юге и в Нижнем Поволжье. Это существенно сказалось на тех прогнозах, которые я озвучивал в марте, когда мне виделась, что мы соберем 118 млн тонн зерна в 2018 году, из них 70-71 млн тонн пшеницы. Сейчас уже твердо и уверенно можно сказать, что мы собираем 70-71 млн тонн пшеницы, здесь попадание абсолютное, почти стопроцентное. А вот в целом по зерну: оказался в минусе ячмень и очень большом минусе кукуруза, а это как раз-таки ранние зерновые для Юга и Нижнего Поволжья. Я полагаю, что всего мы соберем 110-111 млн тонн зерна. Сибирь здесь занимает традиционную среднюю цифру: 14,8 млн тонн будет по Сибирскому Федеральному округу (СФО). Если немножко будет получше с так называемой рефакцией и потерь будет меньше, то урожай составит 15 млн тонн. Это чуть выше среднего.

- На Ваш взгляд, останется ли производство пшеницы в Сибири приоритетным и какие причины на это будут влиять?

Доля пшеницы несколько «тает», но в любом случае главным продуктом для Сибири будет пшеница. Я бы даже сказал, главный продукт для России – это пшеница. Это наше всё. Из собранных в этом году 110 млн тонн зерна 70 млн тонн – это пшеница. В прошлом году был абсолютный рекорд 135,4 млн тонн зерна, из них почти 86 млн тонн пшеницы. В любом случае Россия будет и крупнейшим производителем, и номером один в мире по торговле пшеницей. Посевной «пирог» в Сибири, особенно в Алтайском крае всё-таки смещается. И постепенно пшеница несколько отступает, всё большая часть отводится масличным культурам, особенно рапсу. В этом году вообще Сибирь будет номер один по производству рапса в нашей стране. Но пшеница – важный продукт, нужный товар.

- А станет ли экспорт зерна доступнее для сибирских крестьян, и алтайских в том числе? Потому что ведь сдерживающий фактор – это рынки сбыта.

Сдерживающий фактор – это в большей степени транспорт, логистика. Если Алтайский край включат в программу «нулевой» тариф РЖД, будет и экспорт именно алтайского зерна. Это будет интересно, это будет эффективно. Но без участия государства, увы, одних только рыночных механизмов будет недостаточно.

- А зерновые интервенции какую-то роль в этом всё-таки могут играть?

В этом сезоне закупочных зерновых интервенций мы не увидим, потому что вполне неплохая
цена. Сейчас начались товарные интервенции. Это очень актуально, интересно для европейской части России, там резко выросла цена, и она выше той, которая была на момент закладки зерна в интервенции в прошлые сезоны. В европейской части страны уже вышли 57 тыс. тонн зерна из интервенционного фонда. А если товарные интервенции дойдут до Сибири, - а здесь как раз расположен наибольший объем интервенционного фонда (1,5 млн тонн зерна в Сибири лежит), - то да, они будут влиять, но это уже будет гашение того роста, который может состояться. Состоится он или нет в том объеме, пока ещё вопрос. Я вижу, что цена вырастет от нынешнего уровня плюс 500 руб. за тонну за пшеницу всех классов. Вырастет ли на большую величину, сейчас уверенно сказать нельзя. И вот только тогда может быть будут интересны товарные интервенции на рынке зерна.

- Если говорить о новом сельскохозяйственном 2019 годе, рынок на какие культуры будет делать запрос?

На первый взгляд, прогноз весьма позитивный, оптимистичный. Рост будет, я думаю, по многим ключевым продуктам: и по пшенице, и по ячменю, возможно, и по кукурузе. Но всё равно запрос на пшеницу сохранится даже у нас на внутреннем рынке. Я уже не говорю о мировом рынке: там будет более высокий запрос хотя бы из-за того что у нас сейчас снизилось производство с 85 до 70 млн тонн, и вот этот недостающий сегмент, который восполним, возможно, урожаем 2019 года, все равно будет недостаточным для мировых покупателей, их спрос будет выше. Так что пшеница, без всяких сомнений, останется интересной, и я не вижу неприятностей на этом рынке.
Как мне кажется, из масличных культур очень будут интересны соя и рапс. Рапс в этом сезоне прибыл у нас в России именно Сибирью, СФО – главный производитель рапса среди всех округов. Ну и в будущем сезоне это будет очень хороший, ходовой товар. С подсолнечником есть некоторые относительно негативные моменты, но все равно он также будет рентабелен, хотя соя и рапс, вне всякого сомнения, будут более рентабельны.

- А что в отношении гречихи?

По моим оценкам, сейчас мы произведем чуть более 900 тыс. тонн гречихи в целом по России. Этот немного выше, чем общее потребление, но не такой, конечно, «замах» как в 2017 году. Но учитывая переходящие запасы, которые мы «не доели» с того урожая, пока гречиха и гречка ядрица будет в угнетенном состоянии с точки зрения цены и потребления. Цена на гречку ядрицу, упав в самые плохие месяцы прошлого сезона до 9-10 тыс. рублей за тонну, сейчас поднимается: в европейской части России – около 20 тыс. рублей за тонну, здесь – 15-18 тыс. рублей. Есть небольшой подъем, и еще в рамках инфляционной составляющей может быть рост цены, но все равно это не те цифры, которые нужны сельхозпроизводителям. Этот сезон останется провальным, я бы так сказал. Он не такой ужасный, как прошлый, но всё равно это не совсем те объемы. Это говорит о том, что не надо увлекаться, нельзя производить слишком много. То, что было в 2017 году, - это шоковый вариант. То есть надо сохранять умеренный севооборот и не переходить планку в 400 тыс. тонн гречихи для Алтайского края. Всё, что выше, оно лишнее, оно не найдёт того чудесного спроса, который был в 2014-2016 годах. Такого уже не будет.

- Как вы оцениваете тенденцию на снижение качества зерна? В этом году это коснулось даже Алтая очень существенно, потому что пшеницы 3 класса произведено значительно меньше.

Это произошло в большей степени по погодным факторам: и поздний сев, и влажный период вегетации. Получилось так, что пшеницы четвертого и пятого класса много, а третьего мало. Это приводит к тому, что увеличивается так называемый спред между третьим и четвертым классом в пользу третьего. Получилась такая удивительная картина, что Алтай произвел зерна примерно как Кубань, в таких же пропорциях, но Кубань этот 4 класс экспортирует сейчас «со свистом», с очень большой скоростью, а Сибирь этого себе позволить не может. Поэтому сейчас сохранится такой большой разбег между классами. В перспективе, конечно же, он начнет сужаться, по мере того как животноводы потребят пятый и четвертый классы пшеницы, но все равно сохранится высокая разница в цене.

- Какой Вам видится роль Сибири и Алтайского края в производстве сельхозкультур в целом сегодня в стране?

Я надеюсь, и это понимание есть у сельхоз руководства Алтайского края, что в перспективе будет продолжаться эта тенденция, этот тренд на движение в сторону всё большего производства таких интересных культур как соя и рапс. Они востребованы, они мобильны, особенно рапс. Понятно, что здесь переработки недостаточно, мощностей в Сибири мало для переработки масличных, нужны дополнительные мощности. Это в большей степени касается подсолнечника, потому что рапс вывозится как в Китай, так и в европейскую часть для переработки на маслозаводах России, Белоруссии. Соя – это отличное внутреннее потребление.
Но я надеюсь, что Алтай сохранится как мощный производитель пшеницы, именно той, которая является нашим брендом «Алтайская пшеница», из которой делается хорошая мука. Алтай является одним из крупнейших производителей муки. Когда государство задумается, и мы на это его толкаем, чтобы не только экспортировать активно наши зерновые и остаться экспортером номер один в пшенице, но еще и увеличить экспорт мукомольной продукции.